Недвижимость Кормление Звезды Магазины Развлечения Карьера Туризм Беременность Красота и Здоровье
Лучшие статьи
Загрузка...
Загрузка...
загрузка...
02.05.16

Зарубежные Задворки - международное сетевое литературное издание на русском в Германии

Леонид Аранов
Пятая колонна

Генерал А. Власов – тайный агент Сталина?

По материалам российских и зарубежных публикаций

Предисловие автора

Прошло 66 лет со дня окончания Великой Отечественной Войны, но «белых пятен» и загадочных фигур в ее истории не убавилось. Одной из таких фигур, без сомнения, является генерал А.А.Власов, известный как предатель, добровольно перешедший на сторону фашистской Германии. Однако некоторые факты его биографии заставляют в этом усомниться. Но трудно спорить, когда на архивных материалах по делу Власова лежит гриф «совершенно секретно без срока давности». Казалось бы, если он просто предатель, то что тут «секретить»?

Остановимся же на некоторых фактах его биографии, озвученных в СМИ.

1. В 1938-1939 годах Власов работал военным советником при генералиссимусе Чан Кайши в Китае. За свою работу Власов получил из рук Чан Кайши орден Золотого Дракона, а от Советского правительства орден Ленина – высшую государственную награду. Интересно за что?

О генерале Власове написано много. Великое множество авторов,
пытаясь понять мотивы, побудившие еще вчера весьма успешного советского
генерала пойти на службу к немцам, так или иначе, касаются обстоятельств
пленения командующего 2-й Ударной армии Волховского фронта. Каких
только версий не прочитал я за долгие годы изучения трагической
и героической истории армии, почти полностью погибшей в болотах
между Волховом и Керестью. Последней и самой фантастической является
версия, услышанная совсем недавно: генерал-лейтенант Власов попал
в плен к немцам под Винницей. Под Винницей Андрей Андреевич
и в правду был, но уже после того, как его взяли в плен совсем
в другом месте. У немцев в этом городе был один из лагерей для
военнопленных советских офицеров.

Одним из наиболее пристально исследующих путь Власова является
историк, научный сотрудник мемориального комплекса «Брестская крепость»
Леонид Решин. Много чего он написал о генерале, и именно у него
можно найти наибольшее количество версий пленения Власова. Называются
деревня Мостки, где Власов якобы прятался в бане, и деревня Сенная Кересть,
где генерал был взят в плен в доме, куда он зашел поискать пропитания.
Можно найти и другие названия населенных пунктов, где по утверждениям
разных источников Андрей Андреевич Власов был пленен немцами. Разными
у разных авторов будут и даты пленения: от третьего до двенадцатого
июля. Короче говоря, сплошной детектив!

На самом деле никакого детектива нет, и не было. Район пленения
и обстоятельства предшествующие этому событию, круто изменившему
судьбу командующего 2-й Ударной армии, можно было установить уже
давно. Для этого следовало только внимательно изучить докладную
записку бывшего начальника связи армии генерал-майора А.В.
Афанасьева, который выходил из окружения вместе с Власовым, и расстался
с ним всего за день до его пленения. В отличие от своего
командующего, Афанасьеву удалось выйти к своим, и он подробно поведал
о многодневных странствованиях большой группы окруженцев, в составе
которой был и генерал-лейтенант Власов. Записка эта была
составлена 26 июля 1942 года и давным-давно преспокойненько пылилась
в фондах Центрального архива Министерства обороны в г. Подольске.
Ее довольно часто цитировали разные исследователи, затрагивая те
или иные аспекты истории 2-ой Ударной армии. Мне этот документ
попал в руки лет пятнадцать назад, но надо было найти последнее
звено, которое помогло бы размотать всю цепочку. Таким звеном стала
книга чешского автора Карела Рихтера «Дело генерала Власова», которую
мне году в 1995-ом подарил мой чешский друг-журналист Зденек
Шамал. Его, как и меня, интересовала вся эта история. Когда я прочитал
эту весьма интересную книгу, то докладная записка генерал-майора
Афанасьева заговорила совершенно по-иному. Но не будем забегать
вперед. Законы жанра зовут нас к постепенности и последовательности...

Итак, раннее утро 25 июня 1942 года. Рубеж р. Полисть - северная
дорога -узкоколейка 2-й Ударной армии. Сильнейший артиллерийский
обстрел со всех сторон. В 4 утра с первыми лучами солнца появилась
немецкая авиация, бомбя и расстреливая из пулеметов все живое,
что еще двигалось в сторону Мясного Бора. «Военный Совет армии
на рассвете 25.6. находился западнее реки Полисть в 500 метрах,
около узкоколейки. Дальнейшая судьба ВС не известна», - так пишет
начальник разведотдела армии полковник В.С.Рогов в своем докладе
командованию Волховского фронта об операции по выводу 2 Ударной
армии из окружения. Полковнику Рогову тоже повезло, и он остался
в живых. Доклад написан им после выхода к своим.

«Казаки конвойной казачьей сотни принимали участие в охране железной дороги, несли дозорную службу, прочесывали лес на левом берегу Северского Донца в поисках бежавших советских военнопленных. В январе-феврале 1943 года эти же казаки рыскали по станице Гундоровской и по хуторам в поисках подпольщиков из разгромленной краснодонской «Молодой гвардии».

«...В июле 1942 года в Урывский лес в города Каменска-Шахтинска зашел один из артиллерийских полков Красной Армии, чтобы укрыться днем ​​от „мессеров“. Житель хутора Урывского, будущий полицай, выдал немцам советских артиллеристов.

Немцы, жалея живую силу своих войск, развернули орудия и танки в сторону леса и стали методично вести огонь по притаившимся в лесу красноармейцам. Это Был не бой, а полное уничтожение всего живого в этом лесу.

Эта история очень похожа с историей Ерохинской балки в том же районе и в тот же период — июль 1942-го; такое же предательство казака-полицая из хутора Ерохина. Там немцы поставили на пригорке орудия и минометы и стали методично уничтожать все живое, что находилось в районе балки. Потом в район балки пошли легкие танки и из пулеметов расстреливали разбегающихся по полю красноармейцев».

Много немецких коллаборационистов было и среди кубанских, терских, уральских, сибирских, астраханских и других казаков — но во всех казачьих формированиях, служивших гитлеровской Германии, подавляющее большинство воинов составляли именно донские казаки.

Коллаборационизм среди донского казачества был массовым. 

Казаки у знамени в цветах Донского казачьего войска. 1942 годКазаки у знамени в цветах Донского казачьего войска. 1942 год

«Первоначально справа на груди у всех казаков красовались специально разработанные для „воинов с Востока“ эмблемы в форме вписанной в ромб свастики-коловрата с горизонтальными „крылышками“, но с 1943 года они перешли на ношение стандартного вермахтовского орла со свастикой-коловратом в когтях.

Казаки 5-го Донского конного полка И.Н.Кононова носили на головных уборах серебряную „мертвую голову“ (от нем. „Тотенкопф“) так называемого „прусского типа“ — символ верности до гроба.

У казаков караульных эскадронов на рукавах мундиров и шинелей ниже локтя были георгиевские черно-оранжевые шевроны „углы“ острием вверх.»

Формирование казачьих частей осуществлялось под руководством начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии генерала Вермахта Петра Николаевича Краснова.

Во время
этих допросов Власов высказывался о намерениях использования против Красной
армии русских военнопленных, предлагал создание соответствующего русского
центра.
Скорее всего, Власов пытался заинтересовать немцев. Такое впечатление, что он
не понимал, что Германия воюет против России не с целью возрождения русского
государства. А борьба с большевизмом - не более чем пропаганда в интересах этой
власти.

Из записки
советника министра иностранных дел Германии Хильгера от 8 августа 1942 года:
«Для него, Власова, а также для большинства военнопленных советских офицеров победа
Германии представляет предпосылку для дальнейшего существования, в то время как
со стороны Советского правительства их ожидает только смерть».

Таким
образом, речь идет о собственной жизни Андрея Андреевича. А так как ею он
дорожит особенно, то ему ничего не остается, как работать на немцев.

В Виннице
по приказу полковника фон Ронне с Власовым встретился капитан
Штрик-Штрикфельдт. Необходимо уделить
особое внимание этому человеку.

Вильфрид
Карлович родился в 1897 г. в Риге. В 1915г. он окончил гимназию в Петербурге. До
конца Первой мировой войны служил офицером в русской армии. С 1918 по 1920 г.
участвовал в Белом движении. Затем 4 года работал по мандату Международного
Красного Креста и Нансеновской службы по оказанию помощи голодающим в России. С
1924 по 1939г. представлял в Риге германские и английские предприятия. С 1941
г. - переводчик и офицер вермахта.

Вот так
вспоминал первую встречу с русским генералом капитан Штрик-Штрикфельдт: «Власов
произвел на меня положительное впечатление своей скромностью и в то же время
сознанием собственного достоинства, своим умом, спокойствием и сдержанностью, а
особенно той трудно определимой чертой характера, в которой чувствовалась
скрытая сила его личности. Это впечатление еще усиливалось всей его внешностью:
бросающимся в глаза ростом худого широкоплечего мужчины, внимательным взглядом
через толстые стекла очков, звучным басом, которым он, не спеша, четко излагал
свои мысли. Иногда в его словах проскальзывали нотки легкого юмора. Он
рассказал мне о своей жизни».

В плену
отношение Власова к немецким военным меняется. Об этом хорошо написал
Штрик-Штрикфельд: «Первоначальное недоверие Власова рассеялось благодаря
тактичному обращению с разбитым противником со стороны немецких офицеров и
рыцарскому отношению его врага в боях у Волхова генерал-полковника Линдеманна.
Этим подтвердилось то, во что он, в сущности, хотел верить: что немцы были не
чудовищами, а людьми и, как солдаты, уважали противника.

В начале войны Власова назначили командующим 37-й армией, защищавшей Киев. С ноября 1941 г. он командовал 20-й армией, обороняя Москву; получил звание генерал-лейтенанта и новые награды.

«Командующий 2-й ударной армией Власов, не выделяясь большими командирскими способностями, к тому же по натуре крайне неустойчивый и трусливый, совершенно бездействовал. Создавшаяся для армии сложная обстановка ещё более деморализовала его, он не предпринял никаких попыток к быстрому и скрытному отводу войск. В результате всего войска 2-й ударной армии оказались в окружении».[32]

По мнению директора Института стратегических исследований Л. Решетникова:

Для советских людей «власовщина» стала символом предательства, а он сам —

того времени. Дело доходило до того, что однофамильцы писали в анкетах: «Родственником генерала-предателя не являюсь».

В этой связи были затруднены и поисковые мероприятия в районе Мясного Бора. Местные власти придерживались версии, что «в Мясном Бору лежат предатели-власовцы». Это избавляло их от лишних хлопот по организации похорон, а государство — от затрат на помощь семьям погибших. Только в 1970-х годах благодаря инициативе поисковика Н. И. Орлова у Мясного Бора появились первые три воинские кладбища.[34]

Власов и другие окруженцы

Многие из оставшихся в окружении держались до конца, в плен попали в основном бойцы, захваченные в коридоре, и легкораненые из крупных госпиталей. Многие под угрозой пленения застрелились, как, например, член Военного совета армии дивизионный комиссар И. В. Зуев. Другие смогли выйти к своим или пробраться к партизанам, как, например, комиссар 23-й бригады Н. Д. Аллахвердиев, ставший командиром партизанского отряда. В партизанских отрядах сражались также воины 267-й дивизии военврач 3-го ранга Е. К. Гуринович, медсестра Журавлева, комиссар Вдовенко и др.[35]

Но таких было немного, большинство попало в плен. В основном, в плен попали совершенно обессиленные, измученные люди, нередко раненые, контуженные, в полубессознательном состоянии, как, например, поэт, старший политрук М. М. Залилов (Муса Джалиль). Многие не успевали даже выстрелить по врагу, внезапно столкнувшись с немцами. Однако, оказавшись в плену, советские воины не стали сотрудничать с немцами. Несколько офицеров, перешедших на сторону врага, являются исключением из общего правила: помимо генерала А. А. Власова присяге изменили командир 25-й бригады полковник П. Г. Шелудько, офицеры штаба 2-й ударной армии майор Версткин, полковник Горюнов и интендант 1 ранга Жуковский.[36]

Например, командир 327-й стрелковой дивизии генерал-майор И. М. Антюфеев, будучи ранен, попал в плен 5 июля. Антюфеев отказался помогать противнику, и немцы отправили его в лагерь в Каунас, потом он работал на шахте. После войны Антюфеев был восстановлен в генеральском звании, продолжил службу в Советской Армии и вышел в отставку генерал-майором.[37] Начальник медико-санитарной службы 2-й ударной армии военврач 1-го ранга Боборыкин специально остался в окружении, чтобы спасти раненых армейского госпиталя. 28 мая 1942 года командование наградило его орденом Красного Знамени. Находясь в плену, носил форму командира Красной Армии и продолжал оказывать медицинскую помощь военнопленным. После возвращения из плена работал в Военно-медицинском музее в Ленинграде.[38]

В то же время известны многочисленные случаи, когда военнопленные и в плену продолжали борьбу с противником. Широко известен подвиг Мусы Джалиля и его «Моабитские тетради». Есть и другие примеры. Начальник санитарной службы и бригадный врач 23-й стрелковой бригады майор Н. И. Кононенко попал в плен 26 июня 1942 года вместе с персоналом бригадной медсанроты. После восьми месяцев тяжёлых работ в Амберге его 7 апреля 1943 года перевели врачом в лагерный лазарет города Эбельсбах (Нижняя Бавария). Там он стал одним из организаторов «Революционного комитета», превратив свой лазарет в лагере Маутхаузен в центр патриотического подполья. Гестапо выследило «Комитет», и 13 июля 1944 года он был арестован, а 25 сентября 1944 года расстрелян вместе с другими 125-ю подпольщиками. Командир 844-го полка 267-й дивизии В. А. Поспелов и начальник штаба полка Б. Г. Назиров попали в плен раненые, где продолжили борьбу с противником и в апреле 1945 года возглавили восстание в концлагере Бухенвальд.[39]

Показателен пример политрука роты 1004-го полка 305-й дивизии Д. Г. Тельных. Попав раненым (ранение в ногу) и контуженым в плен в июне 1942 года, был отправлен по лагерям, окончательно попав в лагерь при шахте Шварцберг. В июне 1943 года Тельных бежал из лагеря, после чего бельгийские крестьяне в селении Ватерлоо помогли связаться с партизанским отрядом № 4 из советских военнопленных (подполковник Красной Армии Котовец). Отряд входил в состав русской партизанской бригады «За Родину» (подполковник К.Шукшин). Тельных участвовал в боях, вскоре стал командиром взвода, а с февраля 1944 года — политруком роты. В мае 1945 года бригада «За Родину» захватила город Майзак и восемь часов удерживала его до подхода английских войск. После войны Тельных вместе с другими товарищами-партизанами вернулся служить в РККА.[40]

Двумя месяцами ранее в апреле 1942 года при выводе из окружения 33-й армии покончили жизнь самоубийством её командующий М. Г. Ефремов и офицеры штаба армии. И если М. Г. Ефремов своей смертью «обелил даже тех малодушных, которые дрогнули в трудную минуту и бросили своего командующего, чтобы спастись в одиночку», то на бойцов 2-й ударной смотрели через призму предательства А. А. Власова.[41]

Пересмотр дела

В 2001 году с ходатайством о пересмотре приговора Власову и его соратникам в Главную военную прокуратуру обратился иеромонах Никон (Белавенец), глава движения «За Веру и Отечество»[42]. Однако военная прокуратура пришла к выводу, что оснований для применения закона о реабилитации жертв политических репрессий нет.

Сталин повышает Андрея Андреевича в звании до генерал-лейтенанта. Так он становится известным в войсках. После битвы под Москвой пожинает плоды славы. Ему все время везет. Наступает его звездный час, но всякому везению приходит конец. Теперь перед читателю предстанет генерал Власов, история предательства которого перечеркнула все предыдущие достижения.генерал власов история предательства эпилог

Андрея Андреевича становится заместителем командующего 2 Ударной армии, а затем и возглавляет ее. В ходе тяжелых кровопролитных боев значительная ее часть погибает в лесах. Но те, кто стремился выйти из окружения, небольшими группами могли прорваться за линию фронта. Однако Власов сознательно остался в населенном пункте. На следующий день, когда немецкий патруль стал выяснять его личность, то он вдруг неожиданно представился: генерал-лейтенант Власов, командарм 2 Ударной армии.

Последующая судьба и история Андрея Власова. Анатомия предательства

Перед врагом он дал отрицательную характеристику генералу К. А. Мерецкову. Компетентность генерала Мерецкова в защите не нуждается, а то, что в начале 1941 года Мерецков был неожиданно арестован, подвергнут пыткам и избиениям, наложило отпечаток на его характер. Но даже смертельно оскорблённый и униженный, он отдал все силы, все знания и весь опыт на служение Родине. Скорее всего, он и не представлял, что можно поступить иначе...

Власов сообщил, что Ленинградский и Волховский фронты не способны к каким-либо наступательным операциям в направлении Ленинграда, что наличных сил хватает только для того, чтобы удержать фронт, предупредил немцев, что на получение подкреплений можно было не рассчитывать — всё отдано на южное направление. Предупредил о возможности наступления Жукова на центральном направлении. В эти дни Красная Армия готовилась к проведению Сталинградской и Северокавказской операций. Фашисты рвались за Волгу, рвались к Бакинской нефти, и информация о расстановке наших сил была крайне важной. Хотя, возможно, что этой информацией они обладали и до допроса Власова.

Немцы предложили ему сотрудничество — он согласился. Он сотрудничал с Гиммлером, Герингом, Геббельсом, Риббентропом, с различными высокопоставленными чиновниками абвера и гестапо. Немцы к Власову относились плохо: Гиммлер в своём кругу с презрением отзывался о нём, называя «перебежавшей свиньёй и дураком». А Гитлер даже не пожелал встретиться с ним. Власов говорил так: «Пусть по шею в грязи, но быть хозяином!». Что ни говори, а остаток своей жизни он действительно провёл по шею в грязи.

В Германии Власов организовывал Русскую Освободительную Армию на базе созданных ранее «русских батальонов», состоящих из русских военнопленных, завербованных на службу к немцам. Следует отметить, что уже в 1942 году эти подразделения официальной немецкой пропаганды именовались как «батальоны РОА» и использовались в боях с Красной Армией и партизанами. Но, правда, за спиной этих подразделений ставились немецкие пулемёты.

Советуем прочитать

Мелетий Александрович не стал ломать голову, подыскивая объяснения дружбе с немцами. Он просто списал их из речи товарища В.М. Молотова, произнесенной 31 октября 1939 года с трибуны Верховного Совета СССР.

- говорил тогда В.М. Молотов и добавлял, что

— Это не вы, Мелетий Александрович, товарищу Молотову речь писали? — спросил Власов, откладывая листки с текстом воззвания.

— Я в 1939 году, Андрей Андреевич, в лагере в Магадане сидел! — ответил Зыков. — Я вам, между прочим, уже говорил об этом.

— Да-да, — сказал Власов. — Я помню... Я думаю, что по всему тексту надо заменить «сталинизм» на «большевизм»...

— Ни в коем случае! — закричал Зыков. — Вы не понимаете, что вы совершаете роковую ошибку...

Однако Штрик-Штрикфельдт, выступивший третейским судьей, поддержал [155] Власова. Большевиков Вильфрид Карлович ненавидел еще сильней, чем Сталина.

Заменили.

Дальше коротко изложили лозунги, взятые на вооружение «Вермахт пропагандой», о том, что Германия ведет войну не против русского народа и его Родины, а лишь против большевизма, что Германия не посягает на жизненное пространство русского народа и его национально-политическую свободу...

Было подчеркнуто, что место Русского народа в семье европейских народов, его место в Новой Европе будет зависеть от степени его участия в борьбе против большевизма, ибо уничтожение кровавой власти Сталина и его преступной клики — в первую очередь дело самого русского народа.

И далее — перечислялись эти цели, которые ставит перед собой Русский комитет:

Свержение Сталина и его клики, уничтожение большевизма.

Заключение почетного мира с Германией.

Создание, в содружестве с Германией и другими народами Европы, новой России без большевиков и капиталистов.

Сложнее стало, когда дело дошло до принципов строительства новой России.

Такие пункты, как «Ликвидация принудительного труда и обеспечение рабочему действительного права на труд, создающий его материальное благосостояние»; «Ликвидация колхозов и планомерная передача земли в частную собственность крестьянам»; «Обеспечение социальной справедливости и защита трудящихся от всякой эксплуатации»; «Введение для трудящихся действительного права на образование, на отдых, на обеспеченную старость», звучали пародийно в условиях немецкой оккупации, и Власов предлагал исключить их, но Зыков и Штрик-Штрикфельдт не согласились с ним.

Решено было оставить эти пункты на усмотрение начальства.

Русский Комитет объявляет врагами народа всех, кто идет добровольно на службу в карательные органы большевизма — Особые отделы, НКВД, заградотряды Русский Комитет объявляет врагами народа тех, кто уничтожает ценности, принадлежащие Русскому народу.

Долг каждого честного сына своего народа — уничтожать этих врагов народа, толкающих нашу Родину на новые несчастья. Русский Комитет призывает всех русских людей выполнить этот свой долг!..

Русские люди! Друзья и братья!

Довольно проливать народную кровь! Довольно вдов и сирот! Довольно голода, подневольного труда и мучений в большевистских застенках! Вставайте на борьбу за свободу! На бой за святое дело нашей Родины! На смертный бой за счастье Русского народа! Да здравствует почетный мир с Германией, кладущий начало вечному содружеству Немецкого и Русского народов! Да здравствует Русский народ, равноправный член семьи народов Новой Европы!»{41}

Подписана эта декларация была 27 декабря 1942 года, а опубликовали ее только 13 января 1943-го...

Почему произошла задержка с публикацией, описал в своей книге В. Штрик-Штрикфельдт.

Но, как мы видели, проходили месяцы, а в политическом направлении не было достигнуто никаких сдвигов. Я не знаю, мог ли кто-либо спустя два месяца, в ноябре 1942 года, всерьез верить в признание «Русского Освободительного Комитета» нацистским правительством.

Однако Гроте не сдавался. Он разработал схему, по которой можно было бы действовать в случае признания Русского Комитета, в случае [151] же задержки его — пропагандным успехом поставить германское руководство перед свершившимся фактом.

В свое время он получил разрешение на издание листовки с 13 пунктами, включавшими политическую программу, но не накладывающую никаких обязательств на германское правительство. Поэтому на публикацию этих 13 пунктов Гроте не требовалось сейчас разрешения. Если эта программа будет подписана Смоленской группой и Власовым, в успехе листовки можно не сомневаться».

Компромиссное решение предложил Мелетий Александрович Зыков, ставший редактором газеты «Доброволец».

— Если немцы слишком узколобы для большой политики, Андрей Андреевич, придется использовать до предела политику «малых шагов», — сказал он. — Мы должны поставить германское правительство перед свершившимся фактом, то есть начать уже говорить от имени Русского освободительного движения. Как говорил Николай Иванович Бухарин, дайте только чертенку выскочить из бутылки, а он уж сработает.

В конце концов Власов согласился.

— Вы все, как тот человек в суровую зиму, который отказывается купить мех, потому что боится вшей в нем. Вы дрожите и мерзнете. Я готов купить мех, носить его, а потом сбросить.

Однако и этот «малый шаг» встретил ожесточенное сопротивление. Генерал Ведель отказался проводить акцию без согласия Розенберга, а сам министр согласие давать не спешил.

Листовка застряла в сейфе Восточного министерства...

Между тем Розенберг знал, насколько необходимо изменить немецкую политику на востоке.

18 декабря, когда клещи советских армий сомкнулись вокруг войск Паулюса, состоялась конференция, на которой присутствовали Розенберг и генерал-квартирмейстер Вагнер.

Отметим тут, что эволюция взглядов фашиста Розенберга{42} совпадает с тем, как менялись взгляды на русскую проблему и у большевиков, и у нынешних демократов...

И так же, как нашим демократам, нелегко дался отход от откровенной [158] русофобии, трудно было и фашисту Розенбергу. Он готов был признать право на государственность даже за украинцами, но только не за русскими....

Как пишет В. Штрик-Штрикфельдт, помог счастливый случай — знакомство с доктором Р., который, как военный врач частей СС, имел доступ к Гиммлеру, а также к Розенбергу и был одним из резких и непримиримых критиков нацистского режима, особенно в вопросах правительственной политики в оккупированных восточных областях.

В начале января 1943 года доктор Р. пригласил Власова к себе в гости и долго беседовал с ним о восточной политике Германии. Взгляды гостя и хозяина совпади.

— У Гитлера, — заявил Р., — нет никакого представления о России, и его следовало бы сперва обучить России. Но я попробую помочь вам. Я попытаюсь разрубить этот гордиев узел. Все успехи Третьего рейха основаны на внезапности нападения. Завтра, в день рождения Розенберга, и я намерен внезапно напасть на него с воззванием Смоленского комитета.

И действительно...

Утром 12 января Р. ездил поздравлять с днем рождения министра Розенберга.

В разговоре с глазу на глаз он упомянул, что Гиммлер интересуется Русским освободительным комитетом в Смоленске, и намекнул, что рейхсфюрер СС готов проявить инициативу основания Русского комитета.

— Он даже просил меня добыть копию подготовленного генералом Власовым воззвания... Кстати, я не мог бы получить этот текст?

Розенберг знал о связях доктора Р. с Гиммлером и принял его слова за чистую монету.

Более того... Он сообразил, что, если Гиммлер возьмется за организацию распространения власовского воззвания, это может усилить влияние рейхсфюрера на политику в занятых восточных областях.

А этого Розенберг допустить не хотел.

— Конечно, можете, — сказал он. — Я как раз подписываю указание напечатать воззвание... Мы можем передать рейхсфюреру необходимые ему экземпляры...

Через несколько часов ротационные машины отпечатали три миллиона листовок «Смоленского воззвания».

Так же быстро и четко они были разосланы и распространены.

И, как и было предусмотрено, самолеты «сбились с курса» и, вопреки строжайшему предписанию Розенберга сбросили листовки не только по ту, но и по эту сторону фронта. В Смоленске текст воззвания был перепечатан [159] одной из местных типографий и тоже распространен. С молниеносной быстротой расходилось известие «о новом политическом курсе».

Может быть, в «пробивании» Смоленского воззвания и была заслуга доктора Р., но несомненно, что главное влияние на Розенберга и прочих высокопоставленных вождей Рейха оказала Сталинградская битва. Ведь судьба Смоленского воззвания решилась за несколько недель до капитуляции окруженной армии Паулюса...

(голосов:0)
Похожие статьи:
Генерал Власов Андрей Андреевич

С пожелтевшей фотографии, а на меня смотрят умные, слегка ироничные глаза. А старомодные очки блюдечка, трогательно скрепленные изолентой придают им академическое выражение. Если бы не мундир и генеральские звезды в петлицах, то можно было бы предположить, что человек на фото – школьный учитель.


биография генерала лизюкова

Великая Отечественная война:

Алекса́ндр Ильи́ч Лизюко́в (26 марта1900 года — 23 июля1942 года) — советский военачальник, Герой Советского Союза, генерал-майор[1].

В годы Великой Отечественной войны проявил себя при обороне переправ через Днепр, оборонительного рубежа по реке Вопь, а также в Битве под Москвой. В 1942 году во время Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции командовал 5-й танковой армией, наносившей контрудар по группировке немецких войск, наступавшей на Воронеж. Погиб в бою; точное место захоронения остаётся неизвестным. Согласно официальной версии, в результате журналистского расследования 2008 года останки генерала были найдены и перезахоронены у памятника Славы, установленного на братской могиле защитников Воронежа. Однако эта версия противоречит всем известным историческим источникам и не соответствует фактам[2][3].


Министр обороны РФ Сергей Шойгу представил президенту Владимиру Путину командующего войсками Центрального военного округа Валерия Герасимова на должность нового начальника Генштаба ВС РФ вместо Николая Макарова. «Представляю на должность начальника Генерального штаба Валерия Васильевича Герасимова – человека военного до корня волос, человека, который прошел большой жизненный путь в войсках, человека уважаемого в армейской среде, имеющего колоссальный опыт работы и в Генеральном штабе, и непосредственно в поле, и, конечно, имеющего опыт боевых действий», – доложил Шойгу о присутствовавшем на встрече Герасимове.


Комментарии к статье Генерал власов который сдал армию в плен немцам биография:
loading...
Загрузка...


2015